Комментарии
2011-01-25 в 01:37 

arboris
Некатор, едва не падая на пол от усталости, же не успевал ловить кинжалы, летевшие из рук аристократа. Парчка из них уже впились в его ногу, лишая возможности нормально двигаться, заставляя повара, уже опустившегося на одно колено, испуганно глядеть на приближающихся мужчин. Аристократ и Глава шли не спеша, прикрытые со спины талантливым природником, в этот момент довольно резво отражавшим нападение Не-Живого. Я, вновь подхватив лезвие полумесяца, встал вперед, прикрывая Неки, давая ему шанс вырвать ножи и на скорую руку перевязать довольно опасную рану на бедре. Я не питал иллюзий по поводу своих шансов против этих двоих- в этот раз не было эффекта неожиданности в виде полумесяца, не было и преимущества в скорости, судя по всему, эти два человека ничуть не уступали мне в ней. Полностью сосредоточившись на этих двоих, я не заметил как сзади ко мне скользнул все еще живой мечник из первой тройки, замахиваясь кривой саблей. Но мне снова повезло. Освобожденный вампиром брат, из последних сил кинул в сторону воина одну из своих игл. Из-за опаленных век он практически не видел, так что смог лишь оцарапать наемника, но тому хватило- мгновенный яд пещерных пауков, которым было наполнена игла, сделал свое дело и мечник упал на ступени лестницы, корчась в агонии. Все это время я ожидал нападения Аристократа и Кречета, но они почему-то отступили, выскользнув за пределы таверны вместе с парнишкой. Когда я оглядел зал, то понял почему- пока мы с поваром сражались с мечниками, друзья методично уничтожали магов. Первые два огневика, уничтоженные некромантом и вампиром, и ледышка, убитый моим ножом, были только началом. Напитавшийся кровью и магией Ренеске, серебристым призраком скользнул к магу Земли, изящно обходя вырастающие на его пути каменные столбы, туманом просачиваясь сквозь каменные стены- сила крови мага давала невероятные способности вампиру из клана Охотников, правда, ненадолго. Но Рене хватило и этого- подлетев к магу, он перерезал ему горло и, подставив губы под вырвавшуюся струю, начал жадно пить, наполняясь силой. Кэссер же, заметив мечущегося в ловушке Шурая поспешил уничтожить мага Воздуха, просто напросто остановив его сердце проклятием. Маг был готов к нападению, но Сила Посоха, перекованного некромантом в меч, напитанная остатками душ сотен тысяч Не-Мертвых, намного превосходила силу элементаря Воздуха, который служил наемнику, и защита сломалась, позволяя обозленному сиду лишить мощи водника, давая свободу двоим самым слабым в нашей компании- официантке и моему ученику. Обессиленный маг спешно отступал к выходу, но на пороге его достиг метко брошенный хозяином кухонный нож.
Мы стояли, смотря на зал, залитый кровью, покрытый сажей и трупами, и не смели вздохнуть, пока в тишине не прозвучал неуверенный голос рыжего мальчишки:
-Неужели, неужели это все?
Но не успели мы ответить как в дверях таверны появились другие воины. Их было больше, намного больше. Но и мы уже были готовы. Впереди, на острие удара самые сильные- Вампир, едва не светившийся от впитанной энергии, некромант, с горящими аметистовыми глазами, окруженный сотней мерцающих болотных огоньков, и почти не пострадавшая в предыдущем сражении Джайрин, вновь сжимающая меч. Чуть в стороне, окруженный сотней ростков, стоял Шурай, недобро поглядывая на своего соперника- последнего из магов нападавших, природника, закрывшего живым щитом Главу и Аристократа. А сзади уже все остальные- вторым рядом мы с Неки и братом, раненные, но все еще способные сражаться и защищать полностью бесполезных в схватке детей.
Таверна была небольшой, что только играло нам на руку- противники не могли входить во внутрь больше чем пятью тройками, большее количество начинало просто мешать друг другу. Когда первые пятнадцать воинов вошли вовнутрь, мы, не дожидаясь их действий напали сами.
Первым скользнул Рене, потерявший голову от выпитой крови. Он скользил между наемниками, уклоняясь от из мечей и пытаясь добраться до шеи. Но в этот раз это было куда сложней- воины шли плотным строем, и как только он тянулся к одному из них, сразу приходилось уклоняться от ударов двух или трех мастеров. Кэссер, выпустивший Прах Вечности смог развеять только двух воинов, остальные, пригнувшись, пропустили на головами призрачное лезвие, рассевшееся от удара о стену Силы Жизни, выставленную природником. Шурай, вступивший в битву с мальчишкой, вообще не обращал внимание на воинов, медленно надвигавшихся на нас. Лучше всего дела обстояли у Джайрин, так как ее тяжелый двуручник оборвал жизни уже пятерых наемников. Но их не становилось меньше- из-за дверей на место убитых выдвигались все новые и новые воины.
Несколько убийц упали, пронзенные острыми ножами, вылетевшими из рук Иписа. Неки, вытащивший из стола застрявшие тал кинжалы, превознемогая боль, кинулся на помощь Джайрин. Мы с братом, переглянувшись, ринулись на другую сторону. В этот раз было несколько легче- брат прикрывал мне спину, а его отравленным иголкам хватало одного касания, что бы убить нападавшего. Правда, после пяти трупов, яд закончился и от них стало куда меньше пользы- все еще покалеченный брат не мог нормально прицелиться, так что многие царапины только раззадоривали воинов. Я же не мог использовать свой полумесяц- в таверне было слишком мало места, и я боялся, что задену своих, но и мои сестры отлично работали, радостно напиваясь кровью. "Как жалко, что я не могу спеть..."- подумал я, проскальзывая под мечом усатого воина, и втыкая сестру ему в позвоночник. Резко развернувшись, я, поставив ему ногу на спину, выдернул лезвие, застрявшее между позвонков, а сильным ударом послал тело на подкрадывавшегося к Джайрин юношу. "Жаль, что со мной нет ситары...".
"Зачем тебе она? Мы тоже можем петь!"- прозвенели клинки, выращенные сидами, и я, вызванивая ударами мелодию, запел, громко, так, что бы мой голос отражался от стен:
-Хей! Ночь за окном!
Месяц куется полуночным льдом!
Сталью клинков встретим рассвет,
Кровью за кровь- вот наш ответ!
И все мои друзья, словно впитав сердцем, плотью и душой этот ритм, единой струной звучат в этом сражении... вот Шурай, уже не пряча улыбку, делает шаг к мальчику, из последних сил сопротивляясь сиду. Он был очень силен, человеческий ребенок, до последнего вздоха защищающий своих Старших, но что в сущности мог противопоставить обычный маг сиду, носящему на спине Зеленого Дракона, пусть и в центре каменного города, вдали от лесов и ключей, дающих ему силу? В сущности ничего. И природник падает, а из носа и ушей его сочится кровь...
Вот некромант изломанными движениями марионетки скользит между лезвиями, вырывая души призрачными когтями, выросшими на его левой руке, а через правую, сквозь сжатый в ней меч, просачивается кладбищенский туман, насылая на воинов кошмары, сводящие их с ума... И к ним, побросавшим от ужаса оружие, быстрой тенью перемещается вампир, вгрызаясь в шея, уже пьяный от крови и смерти разлитой в воздухе, от силы и власти, подаренной ему природой на короткий миг этой схватки...
Джайрин, мрачно нахмурившаяся, тяжелыми ударами двуручника отправляет все больше воинов если не в мир иной, то на добивание к Некатору, который, орудуя двумя небольшими кинжалами, ловко перерезает глотки замешкавшимся воинам, сумевшим увернутся от тяжелой ручки воительницы.
И мы с братом тоже не отстаем, хорошо отлаженным механизмом прорезая строй врага...
-Хей! Спой им на смерть!
Как им в огне наших глаз гореть!
Холодом ночи скован наш круг,
Смерть ваша дремлет в тени наших рук!
Да, эта песня прекрасна, как прекрасны движения радостно звенящих сестер, напившихся свежей кровью, смеющихся в моей затуманенной голове...Я впервые убивал, но не чувствовал ничего, кроме мрачного удовольствия, что там, в грязи лежу не я, а они. Я все еще не чувствовал боли- ни от разреза на боку, ни от новых многочисленных порезов, которые принесла мне эта схватка. Но, слава всем известным богам, врагов становилось все меньше и меньше, пока, в один прекрасный момент из живых наемников в зале таверны не осталось только доедаемого Рене парня, а оставшиеся шестеро спешно отступали, прикрывая Старших.
Когда улица опустела, из-за крыши Дома Совета Торговцев выскользнул первый луч солнца. Мы, измученные и усталые, не в силах даже держаться на ногах, просто упали на грязный пол, бессильно выпуская оружие из закоченевших пальцев. Мы просто бездумно сидели и смотрели на то как поднимается солнце, а ранние прохожие истошно визжат видя залитые кровью ступени таверны. Мы живы.
И тут, с истошным воплем, из дверей кухни выскакивает поваренок, напялив на голову кастрюлю и держа в руках тяжелый половник, явно собираясь броситься в атаку. И мы начинаем смеяться, выплескивая все напряжение, всю усталость, весь страх, накопившийся за эту ночь.
Мы просто радуемся жизни.
Мы просто живы.
"Спасибо тебе, Господи, что мы живы"- благодарю я голубое небо, раскинувшееся на первым городом на моем пути. И неожиданно слышу ответ:
"Потом отблагодаришь, Жрец".
И, падая в обморок от внезапно вернувшейся боли, я увижу как небо подмигнет мне неожиданно веселыми глазами.

URL
     

библиотека под холмом

главная