01:44 

Темный бард, 9 глава

arboris
ГЛАВА 9
В жизни так не хотел работать, как не хочу сейчас…
Кантаре


Где-то и когда-то,
Льдистая тень Вульпио

В небесных палатах вновь скользили тени, изящно обтекая витые колонны, а Вульпио, полупрозрачный, словно сотканный из льда и инея, слуга Пятого Герцога, стоял у трона Демиурга. Владыка, спокойно взирающий с высокого постамента, на котором стоит его черно-алое кресло. С двух сторон от него, молчаливыми статуями застыли двенадцать Герцогов, двенадцать мужчин, бесконечно преданных своему Господину. Вот, прямо у трона, на первых ступенях, застыл Герцог Лунный Свет и Герцог Ночная Мгла, чуть склонившись к трону. Первый, бледный, чьи тонкие пальцы, просвечивая, мягко светятся молочно-белым светом, улыбается тонкими губами и перебирает сияющие прядки белоснежных волос, в которых застыли холодными слезами случайные звезды. Его глаза источают свет луны, а одежды сливаясь в молочный туман, скрывают фигуру Первого Герцога. И словно в противовес прозрачно-белому Свету с левой стороны трона стоял Мгла, мрачно сверкая серой ртутью глаз. Его длинные, иссиня-черные волосы, разметавшись вокруг фигуры подобием струй дыма, придают его фигуре мрачное таинственность…Черные ошметки плаща, сплетаясь затейливым узором лент, скрывают нижнюю часть лица Герцога, и сквозь полупрозрачные ленты просвечивают жесткие линии губ за которыми скрываются острые клыки. Длинные тонкие когти на искореженной правой кисти еле слышно пощелкивают по костяным пластинкам плаща, а взгляд падает на стоящего ниже Огненного. Третий Герцог, не в силах устоять на месте, постоянно перемещается, чем не мало беспокоит флегматичного Бездонного Омута. Бескрайний Пожар, насмешливо щурясь на недовольного Четвертого алых, словно наполненных магмой, глаз. Короткие сполохи рыжих волос негромко потрескивают, а короткий, словно вечно сгорающий в пламени плащ колыхается от его рваных шагов. Омут, презрительно глядя на Третьего, склоняет голову на плечо и волосы тяжелой волной падают на пол. Его черно-фиолетовые одеяния, подобно водопаду ниспадают вниз, а черные и бездонные глаза Герцога наполнены величием и высокомерием. Пятый Герцог, холодно глядя на свого подчиненного, от чего и так небольшая тень еще больше съежилась, улыбался присыпанными снегом губами. Жестокая Вьюга был создан из голубоватого льда, а волосы, бесконечным танцем снега скользящие позади головы Герцога, сплетаются в сложные косы. Одеяние же его, тяжелым снегом окутывает его, а шипы ледяных доспехов, переливаются в сиянии застывших в волосах Болотного Ужаса изумрудных огней. Зеленоватые волосы, заплетенные в косички, топорщились в стороны, а обтягивающие одежды сделанные из лоскутков грубой ткани и меха, придавали фигуре еще большую ломанность движений Шестого. Седьмой же, усевшись на ступень, закутался в золотистую ткань огромного плаща. Пушистые волосы Песчаной Бури скрывает огромный капюшон, а темно-серое лицо, испещренное золотистыми линиями, скрытое тенью, падающей сверху, постоянно меняется, словно демон не в силах понять эмоции, испытываемые в этот миг. Да и Полуночный Ураган не менее подвижен, извиваясь в такт непонятной мелодии, переплетая тонкие шнурки, свисающие с темно-синего плаща. Черные кудрявые волосы Герцога мерцают каплями тумана, как и сияют серебристо-синие глаза, словно стараясь спрятать бушующее там безумие. Девятый и Десятый Герцоги, бесстрастными стражами застыли ниже. Стальная Смерть, закованный в доспехи, сняв серебристый шлем, держит его на сгибе локтя. Аккуратно постриженные волосы, не достающие до плеч, цвета старой стали, покрытой пылью и налетом ржавчины, практически не двигаются даже от ветра снующего вокруг Урагана. Холодные глаза демона настороженно следят за всеми находящими в зале, сотканном из дыма. Не менее внушающая и фигура Мрака Пещер, чьи одежды, словно выточенные из камня, превращали Герцога в зловещую статую. Но не было в нем неуклюжести и неповоротливости, наоборот, создавалось впечатление дремлющей силы, способной в любой момент развернуться стремительным прыжком. Четкие линии его лица, немного грубые, неумело вырезанные в мраморе его кожи, заставляют смотрящего цепенеть от ужаса, скрытого в пустых глазницах демона. И последние из первых созданий Демиурга, Герцоги Безмолвного Погоста и Недремлющей Чащи, стоящие у подножия ониксовой лестницы, насмешливо переглядываются. Одиннадцатый, похожий скорее на скелет своими тонкими, словно выточенными из кости, кистями и скулами, корящие темным пламенем глаза, зловеще поблескивают из-под капюшона пыльного плаща, а седые пряди волос падают ему на плечи. И так же спокойно стоит последний из Герцогов Тьмы- старец, похожий на нахохлившуюся птицу в своем огромном полушубке, разорванном чьими-то когтями. И он тоже внимательно наблюдает за фигурой тени.
И Вульпио чувствовал себя неуверенно. Он понимал, зачем его призвал к себе Владыка, он прекрасно помнил задание, данное ему Жестокой Вьюгой, демоном, породившем его. Но не было выбора у хитрой тени, стремящейся выше к трону. И он стоял, ожидая, когда сидящий на троне усталый мужчина прикажет ему идти в мир Соррена. И он не заставил себя ждать:
-Тень льда, сотворенная Пятым Герцогом и нареченная Вульпио, я призвал тебя дабы дать тебе чрезвычайно важное задание. Дошло до меня, что славишься ты среди теней умом и хитростью, так значит и судьба тебе спуститься в Соррен, где живет мой, все еще не осознавший себя Жрец. Твоя задача сделать так, что бы та капля Хаоса, что я поместил в сердце полукровки проросла, превратив его в истинного Апостола. Как- это твоя проблема, Хитрец.
И Вульпио, низко поклонившись Демиургу, развернулся к выходу, не дрогнув, когда сзади раздался тихий голос Жестокой Вьюги:
-Не вздумай меня подвести, тень…
И это было совсем не о задании Демиурга.

На Соррене вставало солнце, заливая равнину у леса перламутровым светом. Вульпио, невидимый, как дуновение северного, ледяного ветра, скользил над ней, стремясь к небольшим холмам, сквозь дерн которых просвечивали каменистые отроги. Низкие, кривые сосны усеивали их склоны, а рассветные лучи окрашивали камни розовым. Но у ледяной тени не было времени любоваться природой, да и не было желания- разве лед может любить жизнь в самом цветущем ее проявлении? Вот он и стремился вперед, не обращая внимания на окрестности.
Впереди уже поднимались склоны холмов, а солнце все еще не успело взойти. Вульпио успевал закончить до того, как палящие лучи дневного светила начнут плавить его призрачную плоть. Он, просачиваясь сквозь камни, приближался к цели- гнезду льдистых химер, спящих после бессонной ночи. Уже давно в этих склонах поселились эти твари, уже два года по ночам они разоряют деревни небольшого, но богатого графства Сэнтиар. Они- ночной кошмар, ледяным дыханием скользящий во мгле. Но ничего не может сделать молодой граф- маги льда не в силах справиться с изначальной стихией, закованной в их сердца Демиургом, а магов огня слишком мало в ближайших городах, слишком мало, чтобы растопить этот холод. А издалека никто не поедет, что бы истребить всего лишь небольшое гнездо, вот и мучается графство, давно не видевшее спокойной ночи. А сотни отрядов наемников приходят за золотом графа, обещанным освободителю, но никто его еще не получил. И не получит.
Тень, гадко смеясь, проникла в самое сердце гнезда. Как здесь было хорошо, прохладно, как в родных чертогах Льда! И Вульпио даже замер, чувствуя радость и умиротворение, но время не ждет, и он приступил к работе. Дух истинного льда, заключенный в кристалле, что дал ему Жестокая Вьюга, уже трепещет в его ладонях, а не проснувшиеся твари принюхиваются, словно чуя его. И холод, струящийся с ладоней тени, впитывался в тела льдистых, напитывая их холодом хаоса, силой и властью. И простые твари, сотканные из льда, превращаются в практически непобедимых ледяных Стражей. В них больше не было льда земного, был только небесный- лед, рожденный в хаосе и в хаосе же обретающийся. И не было у магов и воинов Соррена оружия против охотничьих псов Пятого Герцога, стерегущих его сон. Лишь истинная тьма и хаос способны поразить их, а здесь, в мире смертных, сейчас лишь четверо обладают крохами этих сил- холоднокровный Пророк Матери-мыши, запертый в самом глубоком подземелье Совета, белокожий Владыка драконов, древняя старуха-отшельница из сердца Гор Дроу и…новая игрушка Демиурга, Жрец-полукровка. Мало кто из Чертогов готов был принять новую фигуру, не пешку, но ферзя, на доску вечных интриг Ночного Двора Небес, даже Герцоги и те, не были уверены в тот достоин ли смертный занять самое высокое место у трона, намного выше, чем Первый. И Вьюга вместе с братьями решили проверить избранника Демиурга, подсунув ему задание, способное либо поднять его хотя бы до их уровня, либо уничтожить неугодного Двору. И Стражи Льда были идеальным вариантом проверки. И радостный Вульпио, исполнив самую сложную часть задания, устало полетел в сторону старого замка, а воистину огромные волки, покрытые ледяными шипастыми доспехами остались спать на инистых камнях гнезда.
Там, во дворце, уже проснулся тридцатилетний граф Жерар Сэнтиар. Он, одетый в черный, строгий военный мундир, работал над документами и с ненавистью косился на холмы, приносящие его землям столько неприятностей. Он, не замечая тень, принесшую в его кабинет прохладу, ежиться и, позвонив в небольшой колокольчик, бросает прибежавшему слуге:
-Сделайте же что-нибудь с окном! Я уже устал от постоянных сквозняков…Иди! Иди же, что стоишь?!
Но мнущийся слуга все не уходил. Он что-то бормоча, приблизился к господину.
-Ну же, говори, что надо!
-У границ…неизвестные наемники…Девять.
-Точнее!
-Стандартная пятерка- два мага и три воина,- прозвучал голос от входа. Отодвинув слугу, в кабинет графа вошел молодой парень лет двадцати пяти. Его темно-коричневая форма идеально сидела на крепком, мускулистом теле. Непримечательное лицо очень украшали нежно-зеленые глаза, видимо в предках начальника гвардии границ графства были сиды. Мирн Нерриар, улыбаясь своей бесподобной улыбкой, глядя на которую нельзя не улыбаться самому, продолжил, как только из комнаты исчез слуга. Вульпио, внимательно слушая разговор, почувствовал, что время близко, и все идет по плану Вьюги. Вульпио восхищался своим создателем, его огромным интеллектом- вот и сейчас все происходит так как он и предсказывал. Возможно, Пятый уже знал, чем закончиться проверка…
Но разговор продолжился, и тень не хотел отвлекаться.
-Стандартная пятерка- три воина и пара магов. Маги- нелюди, да и один из воинов тоже. Высший лич- некромант, уровень силы, по словам наших магов, очень высокий. С ним в паре- сид. Судя по всему, жрец. Очень непредсказуемая двойка, особенно если есть опыт работы вместе- Жизнь и Смерть рядом…это редкость. Воины тоже внушают опасения. Человек, возможно, стрелок, неизвестная единица. Судя по всему он начальник охраны или что-то вроде того; был либо солдатом, либо наемником. У него в подчинение девушка-воин, судя по внешности с юга. Опытная мечница, потенциально опасна- вы сами знаете бешенный нрав баб, особенно если они вооружены двуручником. Еще одна фигура, внушающая опасения- дроу, третий воин. Что делает подземный житель на поверхности?!
-Ты назвал только пятерых. Что насчет оставшейся четверки?
-Тут совсем темная история. Главный у них, судя по всему, полукровка, родословная его не очень ясно- скорее всего родители у него эльфы. Да-да, светлый и темная, но и мы, люди, тоже приложили свою ручку к появлению этого аристократика. Одет просто, но чувствуешься изысканный вкус, который не спрячешь, как ни старайся. Бард, ситара, которую удалось рассмотреть одному из наших стражей, древняя и должна стоить как годовой доход небольшого баронства. Нынешняя версия- внебрачный сын Высокой дроу, воспитанный где-то на границе территорий сидов и эльфов, что подтверждается прической, свойственной светлым эльфам и кинжалами работы сидов. Воспитан, возможно, отцом, предположительно из эльфийских Стражей Границ. Цель путешествия не ясна.
-С чего вы решили, что он аристократ и, что он является лидером?
-Граф, вы бы видели как он издевается над всеми, капризничает…И ни кто не заткнет это жизнерадостное чудо. По моему все ясно.
Мирн чему-то улыбнулся и продолжил:
-Дальше тоже много интересного. Вампир из следопытов, не воин, возможно, воспитатель полукровки или информатор. Для чего таскать с собой библиотекаря? Либо если с ним связаны какие-то особенные воспоминания, либо если группа занимается некими особенными, связанными с древностями, заданиями. И двое совершенно непонятных субъектов- скорее всего слуги, что является еще одним плюсиком к аристократизму полукровки. Парень и девушка.
-Странная компания. Куда направляются?
-Движутся по границе в сторону главного тракта. Пропустить?
-Ко…
И тут в игру вступил Вульпио, накрыв своими невидимыми пальцами голову Жерара, проникая в его мысли, внушая свои желания. « Наемники…Неизвестные, но предположительно сильные и опасные…Проблема с льдистыми тварями». И Жерар поддался увещеваниям тени, чем немало удивил своего старого друга:
-Конечно, нет! Возможно, они смогут справиться с этими тварями Врага! Как мы может их отпустить! Арестуй их за нарушение границ и притащи сюда!
-Так точно, граф!
И дезориентированный мужчина ушел, тихо притворив за собой дверь кабинета, а Вульпио, хитрая тень Жестокой Вьюги уже спешила на доклад к своему создателю.
« Что ж, теперь у Жреца Владыки будет лишь выбор- возвыситься или сдохнуть. Никто из его спутников не сможет помочь в этом деле, никто. И я не знаю, что будет лучше- его жизнь или его смерть.
Все в руках судьбы.
Ха-ха!
И, заливаясь смехом, по небу летит снежная тень, радуясь, что выполнил задание.

Кантаре,
Странствующий бард

Как ни странно но мы все-таки вышли из болота! Я даже начал надеяться, что это не случайность…но облегченный вздох некроманта развеял мои надежды. Нам явно помогают Боги, а если вспомнить недавний сон, то Бог. Знать бы еще какой?
Воздух очистился от смрада болота, а под ногами перестало хлюпать…У Фури закончились бутерброды, которыми она могла бы подкармливать меня, так что ничто не мешало мне действовать друзьям на нервы, но настроения как-то уже не было. Так что я просто смотрел по сторонам. Теперь мы шли по светлому лесу, под ногами стелилась высокая трава, где-то прорастали нежно-голубые цветы…Очень красиво. Пели птицы, иногда в ветвях мелькали разные зверьки, а под ногами, пугая девушек, скользили змеи. Я так залюбовался окружающим пейзажем, что не заметил как все остановились. Схватив меня за шиворот, Неки подтащил меня в круг и стал осматривать с ног до головы. Меня это достало! Что он постоянно меня осматривает?!
-Ну как, нравлюсь?
-Нет. Но выбора нет.
Ээээ?
-В смысле?
-В смысле, что с тобой делать? Ты собираешься заявить всему миру и своему Владыке заодно, где ты? Я имею в виду цепочку,- и кивнул в сторону Нотамена.
Если честно, то я сам задумывался о том, что это очень мешает, но…
-Я его не сниму. Это было бы…предательством, что ли?
-Да я понимаю…Вот и думаю, как это спрятать…Ммм, попробуем вот так!
Повар подошел ко мне и, выплетя из общей косы пару маленьких, вплел в них цепочку. Как ни странно, но это практически скрыло знак драконов, превратив ритуальную цепочку в красивое и оригинальное украшение.
-Неплохо, неплохо,- пробормотал Неки, и я с ним согласился, взглянув в начищенную поверхность меча Джайрин. Остальные тоже крайне одобрительно взглянули на придумку Неки. Что ж, теперь можно поиграть в легенду придуманную еще для мастера-гнома. Отлично!
Я радостно потопал дальше. Судя по карте, которую прихватил из города запасливый Шурай, мы были не так уж далеко от тракта, на границе Вольных Городов и графства Сэнтиар. Мы решили поскорее пройти к тракту, что бы не нервировать графа. Но нам это не удалось.
Первые признаки повышенного внимания мы заметили буквально через полчаса после приближения к границе. Иллаби, мягко прикоснувшись к моему плечу, обрил мое внимание на тени, скрывающиеся за деревьями. Воины графства следовали за нами, не особо скрываясь, как говоря: «мы знаем, что вы знаете, что мы знаем, что вы здесь!».
Мы, заметив это, постарались пройти как можно быстрее…Но как обычно, все было как назло не удачно.
Как только мы решили, что все позади, как нас окружила гвардия графа, и молодой парень в нарядном мундире произнес:
-Вас приглашают в гости к графу.
Некромант насмешливо хмыкнул и, оглядев нас, спросил:
-А отказаться можем?
-Естественно, нет!

Иллаби Инумура,
Воин-дроу

Когда друзей взяли в кольцо вооруженные воины, Иллаби заметно напрягся. Они были неуклюжими, как и все люди, но их было много, а дроу, не привыкшему рассчитывать на других, было тяжело ощущать свою слабость, а особенно слабость брата. Иллаби постарался сместиться так, что бы прикрыть собой Кантаре. И, встав около него, Илл заметил как их группа собралась в один кулак, в любой момент готовый собраться для атаки. И гвардейцы это заметили, моментально ощерившись мечами.
Кантаре, что крайне неожиданно, заметил это первым и, подняв руки наверх, протолкался сквозь наш строй.
-Эй, ребята, ну что вы так? Мы пришли с миром и без оружия…Без оружия я сказал! Вот видите- мы без оружия…ну по крайней мере его не видно. Мы ждем от вас того же!
Властным движением глава отряда графа приказал своим воинам успокоиться, после чего, бесподобно улыбнувшись, двинулся с отрядом вперед, словно не беспокоясь пойдут ли арестованные за ним. Иллаби, все еще не отходя от брата, внимательно следил за ними, отслеживая каждый шаг и очень сильно нервируя гвардейцев.
Впереди показались стены замка, заросшего мхом, древнего, явно древнее, чем само графство. Иллаби даже замер от восхищения гениальностью строения. Ему никогда не нравились замки людей- они были слишком грубыми для утонченного вкуса эльфа, но этот замок был великолепными. И даже простота его стен не скрывала силы, величественности, дыхания древности. И сейчас, входя под своды каменной арки, Инумура впервые не мог оторваться от ветхих стен взглядом. Он даже забыл, что надо наблюдать за гвардейцами и, засмотревшись, оказался в одиночестве, когда все ушли вперед, и Иллу пришлось их догонять. Уже потом, вновь заняв свое место рядом с братом, он задумался, что это было необычайно странно- то, что их не сильно охраняли…Но эльф не привык отвлекаться на такие мелочи, так что вскоре эта мысль исчезла из его головы.
Вскоре они вошли в сам донжон, стоящий на небольшом плацу, просто наполненном гвардейцами и наемниками. Друзья удивленно переглянулись, а неугомонный Неки пробормотал:
-Сезон охоты на наемников?
«Теперь по крайней мере понятно, зачем нас сюда притащили»,- пронеслась ленивая мысль в голове парня, которой молчаливой тенью следовал за братом. Это было даже странно, что их негласным лидером стал не Неки или Кэсс, как самые сильные и умные здесь, а веселый бард. Которой, кстати, сейчас вместо того, что бы хотя бы делать вид, что он чего-то стоит, в данный момент раздевает взглядом всех служанок, встречаемых на пути. Ему как будто бы все равно, куда они идут, зачем, что их ждет…Он, казалось, жил только сегодняшним моментом, тогда как большинство из них застыли в прошлом, изредка забираясь вперед. И только рядом с ним все они становились живыми и настоящими.
Вот и сейчас, напряженные, они были боялись той неизвестности, наученные ошибками прошлого, тогда как он радовался окружающему миру как ребенок…Хотя иногда, Иллаби это видел, в его глазах словно просыпается то, что он видел в золотых глазах любовника матери. И это- зверь, зверь страшный и неуправляемый, в любую секунду готовый сорваться. И в эти мгновения даже Кэсс, давно забывший про страх, не мог сдержать дрожь. Но это бывает лишь на миг, миг, которого не хватает даже для того, чтобы точно увериться в существование этого зверя…Но то сражение, когда Илл стоял плечом к плечу с Кантаре, краем глаза видел его горящие глаза и приоткрытые в желании губы, смотрел на его живой взгляд, с неуемный любопытством взирающий на перерезанные глотки и вспоротые животы…Он не был похож на Рене, безумным в жажде крови, не был похож на играющего Кэсса, пресытившегося и скучающего Неки, нет, в нем не было этих эмоций, обычных для убийц всех мастей. В нем было только любопытство. И это пугало больше всего.
Но сегодня, следуя узкими коридорами донжона, в нем не было ни капли того дракона, что танцевал в ту ночь…Словно кто-то безумно опасный и кровожадный спрятался в глубине его сердца, что бы поспать перед обедом… сытным обедом. И, если говорить честно, дроу был этому рад.
А коридоры наконец закончились, и их вывели к большим резным дверям темного дерева. Двое молчаливых гвардейцев открыли створки, и мы, в сопровождение улыбающегося командира, вошли в комнату. Это судя по всему был кабинет графа- светлое помещение, шкаф, заполненный бумагами, стол, за которым видна фигура самого Сэнтиара. Он, склонившись над каким-то свитком, внимательно изучал его сквозь тонкие круглые очки, неуверенно держащиеся на кончике носа. Он явно был крайне уставшим, казалось что на его плечах огромный груз, непосильный для этого молодого мужчины- на висках уже виднелись первые перья седины, а глубокая скорбная складка на лбу, казалось, не могла уже расправиться…Как и не могли улыбаться его тонкие губы. Но он поднимает лицо- и на эльфа глядят живые глаза не сдавшегося воина. И граф Жерар начал, смотря на расслабленного барда:
-Я рад приветствовать вас в наших землях. Что же привело вас в графство Сэнтиар, лорд?
Что было не отнять у полукровки, так это умения импровизировать в любых ситуациях. Осознав, что его не только обозначили как главу отряда, но и как равного графу, аристократом, он сразу же изменился- стал еще больше уверенным и наглым, во взгляде появилась некоторое высокомерие и презрение, свойственное аристократом дроу и эльфов по отношению к людям. Причем, это случилось настолько изящно и легко, как будто бы случайно, словно сквозь неудачную маску пролезло то, что пытались скрыть…И на лице графа, переглянувшегося с улыбчивым гвардейцем, появилось удовлетворение. Уверившись в своих выводах, успокоившийся граф откинулся на спинку стула, ожидая ответ. Певец, небрежно пожал плечами, словно говоря «что делать, если меня уже раскрыли?», и, подойдя к креслу, стоящему напротив креслу, уселся в него с видом короля, оказывающего милость вассалу. «Не переигрывает?». Но судя по всему, графа его поведение полностью устраивало, так как он не стал возмущаться наглостью полукровки. Мы, не дожидаясь подсказок, встали вокруг. Если граф пришел к каким-то своим выводам, то лучше не разочаровывать его…По крайней мере пока.
-Случай, граф, исключительно случай! Мы, как это не печально признавать, заблудились…Мой охранник предложил сократить путь через лес, уверяя, что точно знает дорогу!
-Да, теперь мало кому можно доверять…- покачал головой граф.
Эльф явно услышал скрип зубов, явно олицетворяющий мнение окружающих о монологе барда. Иллу даже стало страшно за брата…Хотя защищать эту сволочь он не будет!
Но пока брат вел светские беседы с человеческим аристократом, дроу обеспокоено переглянулся с Неки, которого явно что-то беспокоило в этой ситуации. Если подумать серьезно, то здесь что-то не так- явно какие-то проблемы. Ведь если бы это было не так, то вряд ли бы весь замок был наполнен гвардейцами и наемниками. Да и их слишком уж наго притащили сюда…Все это сулило большие неприятности компании, которая совершенно не хотела светиться.
А граф тоже аккуратно перешел на проблемы графства, небрежно рассказав о терроризирующих их льдистых тварях…Кантаре посочувствовал, заметно напрягшись- похоже тоже начал понимать куда клонит хитрый граф.
-Вот вы с вашими телохранителями,- Сэнтиар обвел руками напряженную компанию и улыбнулся.- Не могли бы вы нам помочь, как аристократ аристократу?
-Ножом в спину…-ласково пробормотал стоящий слева Некатор.
Аристократ, явно не до конца расслышавший, но точно осознавший, что сказано было неприятное его эго, злобно зыркнул на уже совершено невозмутимого мужчину, и продолжил таким же благожелательным тоном:
-Так как, вы нам поможете?
И смотрит на барда так пристально-пристально.
Кантаре, понимая, что им абсолютно не с руки решать чьи-то проблемы, пытается придумать как отказаться от этой «заманчивой перспективы». Жерар Сэнтиар смотрит на это спокойно и как-то даже покровительственно…Друзья еле слышно, но очень злобно шипят.
-А отказаться от этой…чести можно?- спрашивает полукровка.
-Конечно, - невозмутимо отвечает граф.- Тогда вы арестованы за незаконное вторжение на территорию суверенного графства.
Пару секунд молчания, когда бард и граф сверлят друг друга взглядами, и сзади раздается радостный голосок гвардейца:
-Ну так когда идете?

Джайрин,
Наемница

Когда их наконец-таки оставили в покое, Джайрин, первой придя в себя, заявила:
-И что мы будем делать?
-Ну, выбора у нас нет,- улыбнулся неожиданно рассудительный бард.- Будем помогать графу. Вы же не думаете, что он поверит нашему честному слову и отпустит на все четыре стороны? А денег платить штраф или пошлину у нас нет.
Фури закивала, поддерживая Кантаре- именно ей, как самой подкованной в вопросах финансов были выданы наши очень скудные запасы монет. Все вздохнули.
-А вообще, -вдруг забеспокоился певец, - что это за льдистые твари? Шансы-то у нас есть?
И посмотрел на нас. Джайрин согласно закивала- на юге о таких не слышали. Все переглянулись, и Рене, как самый подкованный в этом вопросе, начал рассказ:
-Ммм, с чего бы начать? Наверное, начать надо со свиты Темного, двенадцати Герцогов. Я думаю, что все знают, что среди них есть Пятый Герцог, чья сила из Льда и Снега, именем Жестокая Вьюга. Его свиту, охрану, составляют Стражи Льда- огромные белоснежные духи, сотканные из зимней вьюги, чьи тела закованы в доспехи из крепкого льда. Они бессмертны, их сила огромна…Магия смертных, населяющих Соррен против них бесполезна.
Джайрин поежилась. Ну и твари! Немного похожи на духов песков, живущих у нею на родине…Если это действительно схожие существа, то против них шансов нет.
-И с этим мы должны сражаться?- перебила она рассказчика. Вампир, недовольно взглянул на мечницу, но девушка, ничуть не смутившись, все так же пристально глядела на него. Рене, вздохнув, продолжил:
-Естественно нет. Если бы нам предложили сражаться со Стражами Льда, я бы предложил выбрать другой, более приятный способ самоубийства…
-Зачем нам тогда про эти страхи слушать?
-Потому что льдистые твари- это потомки Стражей и горных волков! Это создания, которые имеют материальную форму, ненамного большую чем крупный волк, но способны замораживать дыханием и разделяться на снежинки, на время превращаясь в живую вьюгу. Опасные, но не очень сильные существа.
-Если это так,- продолжила рассуждать мечница.- То почему граф не смог нанять кого-нибудь более квалифицированного, чем мы. И почему никто из наемников, что толпятся во дворе не сделал это?
-Не знаю! Я что все должен знать по-твоему?!
-Ты не знаешь, зато я разузнал!- сказал Неки, входя в отведенную им комнату. Джайрин не могла вспомнить, когда убийца успел выйти, но это уже не удивляло ее- северянин ходил так, что даже эльф не мог услышать его шагов, а это что-то да значит.
-Я тут поболтал с парнями,- начал он, дохнув на Рыжую перегаром.- И разузнал, что твари эти уже два года как поселились на холмах. Магов здесь мало да и не сильные они. Все стоящие маги на Западе- по ближе к Эльфийской Академии и землям светлых. А здесь на границе остались только отщепенцы, маги темных, чья сила управления стихиями невелика, да недоучки…Вообщем не густо. Вот и не может граф Сэнтиар найти пятерку Огненный, что растопят тварей. А наемники…Ну вы их знаете! Гоняться за наградой, и вместо того, что бы объединиться и уничтожить ледышек, прутся по одиночке и мрут как мухи.
Неки развалился на стуле и продолжил:
-Шансы у нас не очень плохие- я, Илл, Джайрин и златовласка сможем спокойно перебить штук пятнадцать тварей, если только Кэсс и Шурай, как наши единственные маги смогут удержать их от превращения. Гнезда больше пятнадцати не бывают…так что ничего, прорвемся!
Но Кэсс печально покачал головой, говоря:
-Нет, ребята, в этот раз на меня особо не рассчитывайте…Магия Льда для меня очень опасна! Помните, в таверне я просто замер, не в силах воззвать к Муэрте? В гнезде со мной может случиться нечто подобное. Я ведь практически полностью мертв, а холод приближает меня к окончательному концу. Так что я не помощник, зато Рене…
-Угу,- кивнул вампир.- Если мне удастся выпить крови этих тварей, то я смогу взять двух-трех под ментальный контроль. Это должно пригодиться.
Все радостно загомонили, понимая, что схватка не должна быть особо тяжелой. Вот только, как заметила воительница, Кантаре не спешил радоваться. Наоборот, его лицо стало крайне задумчивым и обеспокоенным- ни капли не похожем на обычное веселое и немного насмешливое. Казалось, его терзали какие-то мысли, переживания…И это было не похоже на обычно беззаботного и радостного барда. Джайрин, переглянувшись с Илом, тоже заметившим состояние брата, подошла к полукровке и спросила:
-Кантаре, все в порядке? Что-то случилось?
Бард, подняв на девушку свои изумительные глаза, сказал еле слышно:
-У меня плохое предчувствие. Очень плохое.

Кантаре,
Странствующий бард

У меня с самого разговора с Жераром были нехорошие предчувствия. Нет, я знал, что граф нам не врет- не в его положение! Но все равно какой-то червячок грыз меня, словно говоря, что никому нельзя доверять. Что надо быть на стороже. Все вокруг радовались достаточно легкому заработку, а я, напротив, становился все более и более мрачным. Мне не нравилось решительно все- и то, что мы лишились сильнейшего мага, и то, что граф настоял на том, что нам надо сегодня же идти к гнезду…Да и наши раны, несмотря на прекрасные мази Неки и талант Шурая, все еще были крайне болезненными. В общем, несмотря на радужный настрой приятелей, я очень сильно сомневался в легкости предстоящего задания. Мне начинало казаться, что все что случается со мной в последнее время, кем-то если не спланировано, то предсказано-то точно! То как я познакомился с ребятами, нападение, сплотившее нас, это странное задание- все было уж очень гладко и быстро. Моя жизнь, такая тихая и спокойная в небольшой горной деревеньке, развернулась как тугая пружина, и жизнь в безумном хороводе понеслась вперед. Теперь главное, что бы эта пружина не ударила меня по носу или другой важной части тела…
Было странно, что ни Неки, ни Кэсс не чувствовали опасности…Хотя возможно они просто не показывали этого. Или у меня паранойя. Последнее приобретало смысл, особенно если учитывать того мужика, что последнее время мерещился мне во снах и наяву. От него веяло смутной угрозой и неприятностями. Я бы не удивился, что именно этому глюку я обязан большинством проблем. Почему я не думал, что это ничего не значащие сны? Наверное, потому что и Марья, и Отец говорили о том, что в мире не бывает случайностей, есть только неизбежность. И если на твою голову начинают сыпаться неприятности, то это может значить только одно- какой0то Бог начал свою игру, и тебе осталось надеяться, что ты не разменная фигура.
Мы решили, что раз граф так торопиться, то выйдем мы часа за четыре до заката, пока твари еще спят. Так как у нас оставалось еще почти пять часов, все решили немного отдохнуть. Джайрин побежала тренироваться, заметив в толпе наемников парочку интересных субъектов, а Шурай как обычно поплелся следом, старательно изображая слугу, что у него получалось не очень-то хорошо. Братец с Неки принялись метать ножики в портрет какой-то дамы в розовом, соревнуясь в меткости, Фурии и Пати еще час назад свалили на кухню…Вампир и Прах тоже исчезли. Мне было скучно.
Скучно…Побренчав на ситаре и получив подзатыльник от Неки, я был отправлен «куда-нибудь подальше, что бы не мешал». Обидно, знаете ли…В общем, я вот уже час как сижу на этом маленьком балкончике в довольно пустом крыле замка. Донжон, где остался граф, возвышался справа, а внизу простирался лес, посреди которого были видны холмы льдистых. Именно оттуда, каким-то странным холодом, струилась опасность. Все мое существо кричало, что не надо туда соваться, беги…Но одновременно, это я почувствовал только сейчас, что-то внутри меня улыбалось и, облизываясь, шептало, что это будет весело. Мой «дракон» всегда был на редкость кровожадной тварью. Но обычно в нем не было спокойной силы, только безумная жажда убийства. Странно, странно...Я поднял глаза вверх. Небо было необычайно красивое- светлое, нежное…Солнце светило свысока, разбрасывая свои лучи по вершинам деревьев и полянам. Только вот, снова странно, сегодня почему-то не только солнце выглянуло из-за туч, но и рваный полукруг луны, мерцая на востоке, насмешливо смотрел на певца, поющего небу:
-Свет луны, отражаясь от воздуха,
Освещает полночный мотив,
Говорят, что вселенная создана
Чьим-то сном. Может это не миф?
Может кто-то, заснув до полудня
И метаясь под ветками слив,
Там где тень и плетенные стулья,
Сочинил сумасшедший наш мир.
Он средь нас ходит в облике сером,
И не знает, что он- божество.
Мир наш держится вовсе не верой,
А длинною его светлых снов…
Я пел, забыв про все, отдаваясь музыке, что вырывалась из-под моих пальцев, сплетая слова, играя мотив для неба, леса, солнца и луны, так насмешливо выглядывающей из-за окна…Я пел, и не видел ничего, не знал ничего, кроме песни…Моей песни.
-Если так, то тогда все понятно-
И безумье, и хрупкость надежд,
Что судьба не написана внятно,
А струиться за нами вослед…
Но однажды он все же проснется,
Скажет: «Что за бессмысленный сон?».
Мы исчезнем, уже не вернемся,
Ни к родным, ни в покинутый дом…
Я прошу- пусть подольше продлиться
Теплый сон под листвою в саду!
Не тревожит пускай голос птицы
Беспокойную дрему твою…
Но бессмысленны крики немые-
Беспощадные струи дождя
Упадут на лицо и на сливы,
И проснусь летним днем только я….
-Красивая песня,- раздался тихий голос, как только последние отзвуки затихли в листве деревьев, шелестевших внизу.
Я резко обернулся и увидел красивого юношу примерно моего возраста, одетого в белоснежный плащ, полностью скрывающий его фигуру. Он был необыкновенно тонок, практически как Шурай, но в этом незнакомце я не заметил так свойственную сидам ломанность движений- он, казалось, не шел, а перетекал, как лучи света, скользнувшие в комнату из-за приоткрытой занавески. Длинные серебристые волосы мягкими волнами спускались с плеч до пола, скрепленные странной сеткой с застывшими прозрачными каплями. Странные глаза, настолько светлые, что радужка практически сливалась с белком, тонкие бесцветные губы…Держащийся с величием короля, гость был не просто необычным, он был еще и крайне опасным. Я это прекрасно понимал, едва сдерживаясь, что бы не отступить назад, когда он подходил все ближе и ближе. Мне надо было исчезнуть еще в первые секунды разговора- сейчас поздно, я застыл как лесная зверушка перед взглядом хищника. Острые зубы, открывшиеся при улыбке белого, слегка блеснули…
-Боишься?- вопросительно про пел незнакомец.
-Да,- ответил я, и оцепенение словно спало. Я снова был самим собой, а из-под маски просачивался зверь, возмущенный тем, что кто-то посмел его напугать. Он требовал крови. И я, на миг отдавшись этому безумию, впустил в глаза ярость, сжигающую мое сердце. Детский интерес и жгучее любопытство чудовища, живущего во мне. И белый отшатнулся. Но в его глаза не было страха. Только восхищение, сменившееся удовлетворением. Подойдя ко мне, он приподнял мою голову, и, смотря прямо в глаза, сказал:
-Ты не разочаровал меня, маленький бард,- голос его струился, зачаровывая, не давая отвлекаться ни на что другое.- Возможно Господин был и прав, когда избрал именно тебя. В тебе есть сила…и талант! Не вздумай умереть раньше времени, не огорчай Господина.
-Кто ты?- пробормотал я, не в силах оторваться от бездны в его глазах. Мне снова стало страшно.
-Я?- он улыбнулся.- Я тот, кого вы называете Первым Герцогом Врага.
-Я,- он отпустил мое лицо и, раскинув руки, улыбнулся совершенно сумасшедшей улыбкой.- Я- Время! Я- Свет Тьмы! Я- Первый у трона Темного Демиурга! Ха-ха-ха!
Он смеялся, и было не понятно, смеялся ли он над собой или надо мной. Но, смотря на него, на его смех, уточнять почему-то не хотелось. Совсем.
Отсмеявшись, Герцог отступил в полумрак коридора, к узкому окну, сквозь которое мне была видна серебристое светило. О, все так же пристально глядя мне в глаза, происнес6
Луна покровительствует певцам и поэтам, художникам и сказителям…Пой для нее, бард, пой для нее, Жрец, пой! Пой! Пой, и она однажды ответит тебе!
И растворился в темноте, став маленьким отсветом луны…
Я молчал, не понимая, что твориться вокруг, с какой стати Первый их Темных Герцогов почтил меня своим присутствием, что вообще твориться со мной в последнее время…И чего мне не сиделось в деревне!
-И с чего эта белобрысый назвал меня Жрецом?! Я не служу никому из бессмертных!- закричал я от отчаяния в небо, такое холодное и равнодушное. Мне показалось или я опять слышал этот противный смех?! Нет, точно не показалось!
Тяжело вздохнув, я снова положил ситару на колени, пробежавшись по тонким струнам, и начал петь, смотря на еле видный лик луны. Не следует пренебрегать советами тех, кто намного сильнее тебя…
-Налей мне вновь вина!
Пускай в багровой влаге
Поселиться луна!
Пусть свет ее, смеясь,
На тонкой грани шпаги,
Играет не таясь!

Пати,
Ученик менестреля

Пати, в отсутствие золотоволосого барда, был необыкновенно тихим. Он, по правде говоря, очень боялся собравшихся вокруг его учителя. Мертвые некроманты и вампиры были любимыми страшилками на улице, так что путешествовать в их обществе было по меньшей мере пугающим. До дрожи в коленках. А противный Кэсс, заметив это, теперь постоянно смеялся и подкалывал мальчишку. Дроу не на много отставал от предыдущих по количеству страшных сказок, рассказываемых в человеческих городах…А еще был сид, убийца и наемница с громким голосом и тяжелой рукой! Пати, поморщившись, потер шишку, доставшуюся ему от Джайрин. Только вот с Фури у него более или менее сложилось- девушка, как бывшая воровка понимала парня лучше других, да и не была такой уж страшной как остальные.
Но это было не все, что беспокоило рыжего мальчишку- ему было неудобно за собственную бесполезность. Он был единственным кто не приносил никакой пользы! Даже бывшая официантка могла помогать друзьям, а вот от Пати были только неприятности. И поэтому он, вернувшись с кухни, тихонько уселся в стороне, стараясь никому не мешать. И сам не заметил как заснул.
Проснулся он от того, что его довольно небрежно трясли, прикрикивая, что пора вставать. Мальчик, резво открыв глаза, заметил, что все уже собраны и готовы к путешествию. Не хватало только его учителя, что было довольно странно, учитывая, что бард не был особенно склонен опаздывать. Разбудившая его наемница. Заметив, что парень пришел в себя, перестала его трясти и приказала:
-Малый, иди сбегай за своим учителем! Служанки сказали, что он в северном крыле! Только поживее- нам еще минимум час по лесу переться!
И Пати, совершенно не желая получить еще одну шишку для симметрии, побежал. В конце концов он впервые был кому-то нужен и полезен! Немного поплутав, он все-таки нашел северное крыло и нужный балкон. Там, усевшись на перила и скрестив ноги, сидел Кантаре. Он тихонько пел, перебирая струны инструмента, а взгляд его смотрел не на залитый оранжевым светом, стремящегося за горизонт солнца, лес, а в окно над головой ученика. Прохладный вечерний ветер колыхал волосы барда, играя с выбившимися из прически косичками…
Закончив песню, Кантаре заметил нового слушателя и, легко соскочив с перил, подошел к нему. Улыбнулся спокойно и тепло и, потрепав по волосам, спросил:
-Уже уходим?
После чего, дождавшись кивка, уверенно пошел назад. А Пати, очнувшись, побежал за ним, уже на бегу задавая вопрос:
-А что это ты пел? А как играть на ситаре? А ты научишь меня? Как…

URL
Комментарии
2011-01-25 в 01:44 

arboris
Кантаре,
Странствующий бард

Я практически не слушал болтающего Пати, на автомате отвечая что-то размытое и неопределенное, но он этого не замечал. И слава Богу. А все думал о странном госте. Когда к тебе является бессмертный это уже событие из рчда вон выходящее, но когда к тебе является Первый Герцог Тьмы и говорит о своем Господине. А какой-то мужик явно божественного состояния называет тебя своим Жрецом…Это наводит на мысли. Нехорошие.
Нет, я не был истово верящим в Светлых Богов как большинство на Соррене, не верил и в Богов-Прародителей, как темные…Но все равно, от мысли, что я мог стать Жрецом Врага мне становилось дурно. Я не мог представить, что может от меня потребовать Один из Великих, заклейменный всем миром как Жестокость, Зло и Тьма…И я боялся того, что я смогу сделать это. Мой зверь довольно рычит, как только я думаю об этом. Рычит требуя немедленно начать кровавые жертвоприношения. Вот прямо сейчас. И не надейся, я еще не сошел с ума, и не собираюсь заниматься самодеятельностью. Пока я не буду уверен, что все обстоит именно так, пока я не узнаю, что может от меня потребоваться…Целибата не будет, эт точно! И вообще, что это за наглость- назначать жрецом не интересуясь мнением назначаемого! Не согласный я! И все!
Ладно, хватит отвлекаться на всякую чушь- вот все уже собранные и напряженные. Я тоже постарался принять соответствующее выражение лицо, но вновь вернувшаяся паранойя и ощущение опасности. Не дало мне стать уверенным командиром, оставив только очень напряженного. Но друзьям было наплевать на мой внешний вид, так что мы, в сопровождении пятнадцати воинов графа под предводительством улыбчивого офицера, двинулись в путь до логова тварей, дабы сокрушить эту мерзость. Мы прям герои! Гвардейцы же пошли с нами, что бы мы «не заблудились». Ага, так мы и поверили! Не держите нас за дураков, мой дорогой граф Жерар! Мы тоже не лыком шиты…Когда мы зашли поглубже в лес, братик, стоящий рядом, наклонившись к моему уху, предложил:
-Их всего шестнадцать, не одного мага…Мы с ними в легкую справимся.
И помолчав, продолжил:
-Мы же все видим как тебе не нравиться задание графа! Не мучай себя- мы их может даже не убивать, а так оглушить…До границы здесь меньше суток, а там- тракт и граф нас не сможет найти…так как, брат?
Оглядевшись, я понял, что все уже знают экстренный план, и приготовились к его исполнению. Надо признать, что в этот раз все получилось куда как лучше- люди графа не заметили их приготовлений и все так же спокойно шли по бокам. И я задумался. Илл прав- все должно пройти без сучка без задоринки! И это позволит мне не соваться в это дурацкое гнездо…Может, и правда?..
Небо уже темнело, и свет серебристой луны еще ярче светился на Сорреном. Мой взгляд снова прилип к ней и я, словно сквозь толу воду, услышал звенящий голос, эхом отдающийся в моих ушах:
-Не разочаровывай меня, маленький бард…
И словно что-то холодное, как острие ножа, прикоснулось к моей шее. И снова вернулся страх.
Я заговорил, стараясь правильно подбирать слова:
-Нет, это будет…не правильно. Надо держать слово…
Илл, внимательно посмотрев на мое лицо, пожал плечами и незаметным знаком объявил отбой. И все расслабились. Посмотрев на них, я понял, что сделал правильно- никто из них не хотел обманывать упрямого графа. А что касается меня, то я перестал чувствовать напряженный и холодный взгляд в затылок…Тоже дело!
Когда мы подошли к холмам, солнце еще светило, так что найти вход нам не удалось. Мирн, а именно так звали офицера, рассказал о том, что гнездо этих тварей и само по себе является неким живым организмом, так что, когда его хозяева спят, гнездо сворачивается в ледяную сферу, а подходы к центру холма засыпаются…И подойти к льдистым не представляется возможным. Только с первыми минутами ночи, когда ни единый лучик солнца не прорывается сквозь листву- только тогда открывается проход внутрь. Мы, осознав свои возможности решили, что проще всего будет, если мы проведем сражение внутри холма- это даст нам небольшое преимущество. Так что мы напряженно ждали заката.
И вот он наступил. Последние лучи погасли, и в пологом склоне открылся коридор, ведущий вовнутрь. Пол и стены были покрыты инеем и ледяными наростами, когда мы ступали по ним, они скрипели тихо, но до ужаса противно. Мы вздохнули и, оставив на поверхности вещи и детей- нечего было Фури и Пати делать внутри- только мешаться бы стали, двинулись вперед. Было темно и тихо- единственными звуками было наше дыхание и скрип снега на сапогах.
А мое сердце стучало как бешенное, понимая, что рядом просыпается что-то страшное.

Стражи Льда

Новорожденные Стражи просыпались в глубине холма. Они вставали, стряхивая с брони снег и сладко потягивались.
Они были очень голодны.
Очень.
А где-то рядом, прямо на пороге их гнезда, суетились теплые куски мяса, способные насытить животы бессмертных созданий Льда и Хаоса…
И Стая помчалась вперед.

URL
   

библиотека под холмом

главная